Размещено
Filed under Женские темы

Я переступила порог моей московской квартиры, не зная, что меня ждет дальше. Большая часть жизни осталась там, в уже далекой Германии. Дети, бывший муж, друзья — я была вынуждена бросить все и вернуться туда, откуда много лет назад уехала. Для меня создание семьи всегда было на первом месте. Уже в юности интуитивно чувствовала, что домашний очаг, а не карьера, будет моей опорой. Собственно, много лет так и было. Я встретила перспективного молодого человека, которому была нужна образцовая жена. Не только для дома, но и чтобы ее присутствие на приемах укрепляло его положение. А я была к этому более чем готова, и, не скрою, сама получала удовольствие. Мы поженились, родился Максим.
Через год переехали в Германию. Это было хорошее время: мы часто принимали гостей, знакомились с новыми интересными людьми, ходили в театры, на выставки...
Через четыре года родился второй ребенок. Я успевала все. Дом всегда был в порядке, дети накормлены, интересная программа на выходные составлена. Да, к мужу претензии возникали. Конечно, не могу сказать, что мы с ним жили душа в душу. Возможно, ему и хотелось больше тепла, внимания с моей стороны. Но я все свои силы тратила на то, чтобы оставаться образцовой женой и хозяйкой — такой, какую он хотел видеть рядом, кого не стыдно было бы представить партнерам. У нас с ним была такая особая любовь... (Я все же осмелюсь произнести это слово.) Ведь не только на уважении мы с ним продержались двадцать лет. Мы были красивой парой, нам подражали, а многие, знаю, завидовали. И меня устраивала такая жизнь. И совесть не мучала, что я не работаю, не делаю карьеру. Походы по магазинам и салонам отнимают тоже немало сил и времени! К тому же я для него старалась. Ведь если бы я превратилась в неухоженную домохозяйку, он вряд ли бы провел со мной столько лет. Всем было хорошо — так я считала. Он обещал меня обеспечивать, и сдержал слово. Я говорила, что буду ему верна, и он будет мною гордиться. Таким образом, обещания были выполнены, и меня ничего не смущало.
— Аля, вам с Андреем хочется подражать. Вы могли бы рекламировать вещи, и все соседи приобретали бы себе такие же газонокосилки, чайники и теннисные ракетки, — смеялись подружки.
— Надо подумать, а ведь хороший бизнес может получиться, — отвечала я, почти всерьез воспринимая эти слова. Меня очень волновало мнение окружающих... Я ловила взгляд каждой подруги, брошенный на моего супруга. Сравнивала украшения жены его начальника со своими. И расстраивалась, когда мысленно проигрывала.
— Андрей, ты видел какое кольцо у фрау Штайн? Так и переливалось все. Под платье, правда, не очень подходило. Но какое огромное! — восторгалась я после одного из вечеров.
— Не обратил внимания, я разговаривал с ее мужем. Возможно, пойду на повышение, — отвечал Андрей.
— Правда? Как я рада! Тогда ты знаешь, что мне подарить на твое назначение! Как же тебе со мной повезло. Разве добился бы ты всего этого, если бы не надежный домашний тыл? — и я положила голову ему на плечо, уверенная в своей правоте.
— Не знаю, Аля, не знаю. Возможно, и нет. Я тебе благодарен за все, что ты делаешь. За чистоту, за опрятных и воспитанных детей, за прекрасные приемы, которые ты устраиваешь... Но тебе не кажется, что нам чего-то не хватает? Душевности какой-то, что ли... Мы так мало с тобой разговариваем, совсем не обсуждаем важное для нас.
Андрей редко заводил подобные разговоры, и я удивилась.
— Ну как же. Я только что поделилась с тобой тем, что меня волнует! Кольцо фрау Штайн...
— Да я не об этом. Это все тряпки, безделушки! Мы не беседуем, а лишь оцениваем всех и сравниваем с собой. Хотим выиграть, а в итоге проигрываем сами. Мне скучна такая жизнь... — на этом Андрей от меня отвернулся и погасил светильник.
Я не очень понимала, о чем он говорит, и была уверена, что у нас все хорошо. И наши отношения являются для многих образцом. Но после того разговора у меня на душе стало неспокойно.
Ястала еще больше стараться: тщательнее следила за собой, покупала мужу больше подарков, бронировала столики в еще более роскошных ресторанах, чтобы побыть вдвоем. Но Андрей как будто этого не замечал, оставаясь безучастным. Он все чаще стал приходить домой за полночь. Мне это, безусловно, не нравилось, но вида я не показывала, следуя советам из книжек по психологии. Возможно, другая бы еще раньше почуяла неладное, но впереди были дни рождения детей, и я не могла отвлекаться на разборки с супругом.
И вот на празднике ко мне одна задругой подходили подруги, и каждая считала своим долгом мне открыть глаза:
— Аля, мне не хочется тебе этого говорить, но, кажется, у Андрея кто-то есть, — говорила Лина.
— Дорогая, прости, но ты одна, кто не в курсе. Ты только не волнуйся, если что, мы всегда рядом, — вторила ей Света.
— У них давно роман, там все серьезно. Поговори с Андреем напрямую. Эту канитель надо прекращать. Пока ты молодая, сможешь устроить личную жизнь, — делилась мыслями Алика.
А я улыбалась. Стояла, как дура, хлопала глазами, а на самом деле желала лишь расцарапать лицо всем этим «подругам», а заодно Андрею и той, с кем «у него все серьезно». Да знала я об этом, конечно, знала. Надо быть совсем глупой, чтобы ничего не понимать! Но какой тогда смысл в семье и обещаниях? Он взял меня в жены совсем молоденькой девушкой и говорил, что будет оберегать. А теперь мы два отдельных друг от друга человека, как соседи.
И как это — быть одной, я не знала. Сначала жила с родителями, и они меня опекали. Следующие двадцать лет провела с Андреем. О другой жизни у меня не было представления. Хотелось кинуться в ледяную воду, чтобы привести себя в чувство. Мне было так больно, как если бы тысяча ножей вонзилась в тело. Но в то же время я будто бы очнулась и ощутила незнакомые мне доселе эмоции. Откуда-то появились силы. Я сама завела с Андреем сложный для нас обоих разговор. Он даже не стал отпираться и сразу раскрыл все карты. Ее звали Мариной, познакомились на одном корпоративном вечере в ресторане. Она была яркой, свободной, эмоциональной девушкой, которой хотелось вечного праздника. Ей с легкостью удалось влюбить в себя Андрея. А также забеременеть от него. Я слушала его спокойно, держалась, как могла. До последнего не распуская клубок нашей семейной нити, веря, что все еще можно исправить. Потом, не выдержав, словно маленькая девочка, разрыдалась и уткнулась в его колени, вздрагивая от нанесенной обиды. Андрей был поражен. Ведь он первый раз в жизни видел меня несобранной, с размазанной тушью, что-то бормочущей.
— Какая ты сейчас красивая, — не выдержал он.
— Что? — не поняла я его замечания, произнесенного не к месту.
— Я имею в виду, мне нравится, когда ты вот такая... настоящая, не зацикленная на своих идеальных представлениях. Прости меня... Я знаю, что виноват, не сдержал своего слова. Но я живой человек. И мне хочется любви, — Андрей был искренен, но легче мне не стало.
Предстоял сложный выбор. Я не сразу решила, как мне поступить. Оставаться в Германии я не могла. Дети не хотели переезжать в малознакомую им Москву. Мне же было нестерпимо больно наблюдать за счастливым супругом. Чувствовала, как старею, теряю интерес к жизни. Неожиданно помог старший Максим.
— Мам, я все понимаю и тоже не одобряю папино поведение. Не говори ему, но я плачу по ночам от обиды. За тебя, за всех нас... Вижу, как плохо тебе. Послушай, мы с Лешей уже взрослые, а тебе нужно сменить обстановку, начать новую жизнь. Ты же любишь Москву, у тебя там родственники, друзья. Каждый раз ты такая вдохновленная оттуда приезжаешь! Попробуй там немного пожить, пока что-нибудь не придумаешь.
Я не ожидала такого от Максима, ведь по-прежнему считала его ребенком. Его слова меня очень тронули, и я решила к ним прислушаться. Терять мне было нечего, бороться не имело смысла. Я уже не могла вести прежний образ жизни. Хотелось спрятаться, и московская квартира для этого подходила самым лучшим образом. — А ты не хочешь для разнообразия поработать? — спросила студенческая подруга.
— Кира, ты что, смеешься? Я ведь ничего не умею, — только и развела руками я.
— Я бы так не сказала. У тебя прекрасный вкус, ты с таким знанием дела подбираешь наряды, украшения. А как ты нас выручала в институте, забыла? Ты ведь прирожденный модный эксперт, — не сдавалась она.
— И что ты предлагаешь?
— Одна моя подруга открыла салон. Одной из услуг является консультация имиджмейкера. Позвони ей завтра, тем более что я о тебе уже рассказывала, она заинтересовалась.
Я была очень признательна Кире, что она подумала обо мне, решила встряхнуть. Конечно, я боялась, все же эта роль была для меня непривычна. Но с Елизаветой, владелицей салона, мы быстро наши общий язык, обсудили последние модные веяния и договорились об условиях работы. И началось. Никогда не думала, что буду так бежать на работу, с таким рвением знакомиться с новым клиентом, узнавать его, вместе подбирать фасоны, цвета и закреплять результат аплодисментами Елизаветы. Я получала не только деньги, но и огромное удовольствие. Женщины снова стремились быть на меня похожей, но теперь они не завидовали, а слушали мои советы и применяли их на практике. Это было гораздо приятней, чем бездумное подражательство. У меня появилось много новых друзей. Особенно один из клиентов старательно привлекал к себе внимание, часто спрашивая мое мнение уже после консультации и подобранного образа. Это был, как ни странно, мужчина, лет на пять меня старше. Он достиг определенного положения, и ему требовалось соответствующе выглядеть. Я стала его модной «палочкой-выручалочкой», и он звонил мне при каждом удобном случае. Я стала привыкать к общению с ним и уже ждала его звонков.
— Виктор, я даже подумала, что с вами что-то случилось! Вас так долго не было слышно, — спросила я как-то шутливым тоном. — Мне приятно, что вы ждали моего звонка, — ответил он. — Я был во Франции, открывал новый филиал фирмы. Вы знаете, после проведенной нашей совместной работы я стал чувствовать себя увереннее. В Париже схожу за своего. Конечно, я не зациклен на одежде, это дело второстепенное. Но если это придает особый настрой и помогает наладить контакт — почему нет? Хочу еще раз поблагодарить вас за ваш труд, помощь и поддержку.
— Да что вы, это моя работа, — я с удивлением слушала его трогательное признание. Все двадцать лет я подбирала подходящие костюмы Андрею, но никогда не слышала таких приятных слов.
— И что самое важное — вы выполняете ее с любовью. Могу ли я вас, Аля, пригласить в эту пятницу отметить это? — тихо спросил Виктор.
— Что «это»? — не поняла я.
— Что и работа может привести к неожиданной любви. Все нужно делать в полную силу и заниматься своим делом. По крайней мере, стремиться к этому. Тогда и отдача будет. И приятные моменты...
— Это вы красиво сказали. Даже странно, что вы говорите это мне. Человеку, который работает лишь пару месяцев в своей жизни. Да, я согласна встретиться с вами в пятницу.
Это стало новым началом. Я словно перевернула страницу жизни, от которой всегда убегала. Боялась работы, незащищенности, одиночества. А оказалось, что именно страхи дали мне возможность проверить себя на прочность и подарили любовь.
2016/01/29 00:31 2016/01/29 00:31
Размещено
Filed under Женские темы
Мама меня пугала: она настолько погрузилась в виртуальный мир, что перестала замечать реальный. Надо было срочно избавлять ее от компьютерной зависимости!
Когда моя мама вышла на пенсию, сначала все шло замечательно. Она только и говорила:
— Наконец-то отдохну!
На что мы ей резонно возражали:
— Мама, а кто же тебе раньше не давал отдыхать? Давно бы уже могла сидеть дома и воспитывать внука, так нет, тебе же нужно было почти до шестидесяти лет работать!
—А как бы я бросила свой класс? — восклицала мама. — Должна же я была довести до выпуска свой любимый одиннадцатый «а»! Нам нечего было возразить. В самом деле, мама всю жизнь проработала в школе преподавателем английского и немецкого, привыкла к детям, а ее последний класс, в котором она была классным руководителем, стал для нее просто родным. То ли дети попались уникальные — любопытные и активные, то ли мама почувствовала, что это ее «лебединая песня», только жили школьники и их любимая Анна Матвеевна дружно, как одна большая семья. Мама вела их класс с пятого по одиннадцатый, и, конечно, не могла уйти раньше. Как она сама говорит: «Коней на переправе не меняют».
Но вот выпускной остался позади, и мама все-таки поддалась на наши уговоры и оставила работу.
— Пора отдыхать, хватит вскакивать в шесть утра, проверять до ночи тетради и придумывать всякие викторины! — вынесли мы вердикт на семейном совете. — Развлекайся, гуляй в парке, общайся с подругами, смотри сериалы.
Но надо знать мою маму. Ее деятельная натура долго не выдержала.
— Если я еще хоть неделю пробездельничаю перед телевизором, точно сойду с ума! — раздраженно сказала однажды мама, с грохотом ставя перед нами блюдо с горячими пирожками. — Честное слово, не могу так больше, чувствую себя дезертиром. Репетитором, что ли, стать? — И она задумалась.
Я похолодела, как только представила себе, как моя шестидесятилетняя мама с высоким давлением и шумами в сердце бегает по ученикам.
— Ну вот зачем вам это? — возмущенно спросил мой муж Славик. — Пенсия хорошая, мы с Надей тоже неплохо зарабатываем, хватает на всё. Если хотите, можем вам тур купить за границу. Или круиз по Волге...
— Нет, спасибо, Славик. Мне бы занятие какое... — уже жалобно проговорила мама. Посовещавшись, мы с мужем решили показать маме, как обращаться с компьютером и пользоваться интернетом. До сих пор она шарахалась от одного вида мерцающего экрана, наотрез отказывалась хотя бы в «Одноклассниках» зарегистрироваться. Однако сейчас ее мнение, похоже, изменилось.
— Ну давай, — согласилась она, когда внук Дима предложил преподать ей основы компьютерной грамотности.
Если бы мы тогда знали, чем это обернется!
Мама, что называется, «подсела». Теперь, на удивление быстро освоив технику, она лихо барабанила по клавиатуре день и ночь. Мы не успевали запоминать имена ее старых знакомых и новых друзей. Она азартно переписывалась, выставляла фотографии, обменивалась впечатлениями о фильмах и книгах, без конца комментировала видеоролики и высказывания... Скоро нашу бабушку было не узнать. Она полностью отстранилась от прежних интересов, перестала общаться с подругами, готовила лишь самое необходимое и «по-быстрому». Все свободное время она теперь проводила за компьютером.
— Мама, да что ты там находишь, в конце концов? — раздраженно спросила я, когда она, едва дослушав мой рассказ о новом начальнике, нетерпеливо кивнула и снова развернулась к призывно мерцающему монитору.
— Сейчас, Надя, не мешай... Одну минутку... — мама, похоже, меня уже не слышала, с головой погрузившись в виртуальный мир.
Мы с мужем переглянулись и пожали плечами. А Димка философски проговорил:
— Виртуальная зависимость. Обычное дело среди интернет-новичков. Я это перенес в легкой форме еще в шестом классе. Бабуля подсела на интернет-общение, ищет старых подружек, одноклассниц, знакомится с новыми. Главное — чтоб не курила и пивом не баловалась.
Дотянувшись, я звонко щелкнула шутника-сына по макушке. А потом задумалась. Надо с этим что-то делать, иначе мама скоро вообще перестанет с нами разговаривать.
Через несколько дней к нам пришли гости — отметить годовщину нашей со Славиком свадьбы. Мы не готовили ничего пышного и торжественного, просто решили посидеть с близкими друзьями, пообщаться, ведь в последнее время встречаемся все реже.
Мама, которая всегда была душой компании и тамадой на семейных мероприятиях, на этот раз отделалась кратким тостом, пригубила шампанское и, даже не извинившись, «ушла в астрал». Она не реагировала на наши призывы вернуться за стол, а когда я подошла и тихонько прошептала: «Мама, неудобно, гости обидятся», она только отмахнулась:
— Они же к вам пришли, верно? А мне тут надо ответ написать — человек ждет, и прочитать, что написали...
В общем, мое терпение лопнуло. После ухода гостей я, разгоряченная двумя бокалами шампанского и маминым поведением, поставила вопрос ребром:
— Придется отказаться от компьютера. Нам он ни к чему, у Димки есть смартфон и планшет, а мамино поведение меня пугает. Интернет-зависимость — это болезнь, почти как игромания, мне знакомый психолог сказал.
— А может, подождем еще немного? — предложил Димка. — Жалко бабулю... Нельзя так резко. Может быть, ей скоро надоест?
— Хорошо. Ждем еще две недели, у нас интернет оплачен до конца месяца. А потом что-нибудь придумаем, чем-то займем нашу бабушку...
Все мы ждали окончания месяца со страхом и надеждой. Боялись, что бабушка тяжело перенесет отлучение от любимых виртуальных друзей, но надеялись, что в ней проснется всегда присущий ей здравый смысл.
Однажды к нам зашел старый Славкин товарищ — Женя, владелец крупного агентства новостей и переводов.
— Ну, рассказывайте, что у вас нового, как дела? — затормошил он нас, выставляя на стол деликатесы и торжественно выгружая огромную коробку конфет для мамы. — Анна Матвеевна по-прежнему любит сладкое? А где она, кстати?
Я только махнула рукой, не в силах рассказывать о нашей проблеме. Вместо меня это сделал Славик:
— Представляешь, научили пенсионерку на свою голову пользоваться компьютером! Сидит теперь сутками в инете, как подросток, даже пирожки перестала печь. Забросила всех подруг, нас в упор не видит. Приходили ее бывшие ученики, приглашали на какое-то торжество — отказалась. А ведь раньше такая активная была... Хоть выпихивай ее снова на работу!
— Активная, говорите? — задумчиво проговорил Женя. — Она же у вас языки знает, кажется?
Мы замерли и уставились на него. Я медленно кивнула, начиная что-то соображать.
— Женечка, а ты еще руководишь агентством переводов? — жалобно проговорила я.
— И новостей! — многозначительно поднял указательный палец Женя. — Ждите меня здесь.
Он скрылся в маминой комнате. До нас донеслись приветственные возгласы, а потом голоса стали тише, и мы ничего не могли разобрать, хотя напряженно прислушивались.
Тикали часы, бежали минуты. Через полчаса из комнаты вышел Женька, утирая взмокший лоб.
— Слушайте, вы меня напугали. Нормальная адекватная Анна Матвеевна, я думал, все гораздо хуже.
Мы вопросительно смотрели на него, и он снисходительно пояснил:
— Зря вы так всполошились. Надо было просто поговорить с ней. Я вот поговорил. Оказывается, ей просто нужно постоянно быть занятой. Она сказала, что не выносит пустых дней, часов и даже минут. Вот когда день расписан с утра до вечера — это жизнь, а сидеть на лавочке или вязать носки перед телевизором — это не для нее.
— И что теперь? — шепотом спросила я — почему-то сел голос.
— Теперь, — торжественно проговорил Женя, — я могу вас поздравить: Анна Матвеевна стала внештатным, точнее удаленным сотрудником нашего агентства новостей и переводов!
— Объясни, — откашлявшись, попросил Славик.
— Запросто. Анна Матвеевна будет делать для нас переводы. Набирать тексты и высылать по электронной почте мне, а я буду переправлять их заказчикам и платить Анне Матвеевне гонорары. Кроме того, она согласилась писать для нас новости. Навыки быстрого набора у вашей мамы, как я понял, уже есть. — Женя подмигнул и понизил голос: — Не дрейфьте, ребята! Я ее так загружу работой, что ей будет не до глупостей. Я немного помолчала, размышляя.
— А что изменится? — подал голос Славик. — Как сидела она дни напролет за ком пом, так и дальше будет сидеть...
— Ошибаешься. До сих пор она убивала время, а теперь будет работать. А значит, всё изменится.
Женя оказался не только талантливым бизнесменом, но и прирожденным психологом. Мама с горящими глазами рассказывала нам по вечерам, сколько переводов она успела сделать, о чем писала, как ее хвалили заказчики и как ей было интересно. О виртуальных друзьях и подругах она, кажется, забыла. Когда я рискнула спросить, что нового в социальных сетях и выставила ли она туда новые фотографии, мама отмахнулась:
— Не знаю, Надя. Некогда мне глупостями заниматься. Мне сегодня еще две страницы перевести нужно, там сложная техническая терминология, после ужина займусь.
Женя нагружал маму очень дозировано, понимая, что пожилой женщине не стоит перенапрягаться. Мама же, привыкнув относиться к работе ответственно, выполняла переводы очень тщательно, гордясь своей квалификацией. Сделав свою дневную норму, она выключала компьютер:
— Уф, глаза устали. Пойду-ка я прогуляюсь, сегодня, кажется, погода хорошая. Что-нибудь купить в магазине?
Я понемногу успокоилась. Мама была довольна: компьютер превратился для нее из необыкновенного чуда в инструмент для зарабатывания денег и оттачивания профессионального мастерства. Получив первые гонорары от Жени, мама была сама не своя от радости. Я слышала, как она наставительно говорит своей подруге по телефону:
— Если твой внук только и знает что в интернете сидеть, не надо его ругать и запрещать. Просто заинтересуй! Сейчас есть масса способов заработать в Сети. Ну каких-каких... Переводы, например. У него же пятерка по английскому, кажется? Вот и подскажи ему: пусть разошлет резюме в агентства переводов. Начнет зарабатывать — и польза будет, и от всяких глупостей отвлечется.
— Ура! — шепотом сказала я мужу. — Кажется, Женькин метод сработал. Мама снова с нами! Собирается в воскресенье в театр пойти с подругами.
— Да, а еще я слышал, как бабушка разговаривала с Мишкой из ее одиннадцатого «а», — подхватил Димка. — Они всем классом собираются на теплоходе в круиз выходного дня, пригласили бабушку.
— И она согласилась? — спросила я.
— Согласилась! Сказала, постарается к пятнице всю работу закончить.
Маму теперь не узнать. Она чувствует себя настоящей современной деловой женщиной, при этом четко разграничивает работу и отдых: компьютер стал для нее работой, а отдыхать она предпочитает на свежем воздухе, вместе с нами.
2015/12/04 04:05 2015/12/04 04:05
Размещено
Filed under Женские темы
Почему пойти на свидание стало так сложно? И при чем здесь смартфоны? Американский стендап-комик Азиз Ансари проанализировал свой опыт эсэмэс-переписки и сделал выводы, которые изменят вашу личную жизнь.
Азиз Ансари - не только комик и актер, но еще и писатель. Этот текст-отрывок из его книги Modern Romance.
Несколько лет назад я познакомился с девушкой — назовем ее Таней. Мы встретились на дне рождения в Лос-Анджелесе, пофлиртовали, потом она вызвалась подбросить меня домой. В то время я снимал довольно симпатичный особняк на Голливудских холмах - вроде того, что был у героя Де Ниро в фильме «Схватка», только поуютнее. Я предложил ей зайти. Мы болтали, смеялись, потом начали целоваться. Было весьма неплохо. Когда она уходила, я сказал: «Таня, ты классная». Она ответила: «Азиз, ты классный». Начало казалось многообещающим. Я хотел увидеться с Таней еще раз, и передо мной встал мучительный вопрос: когда и как возобновить общение? Позвонить? Написать эсэмэс? Отправить сообщение в фейсбуке? Послать дымовой сигнал (знать бы, как это делается)?
Я выбрал эсэмэс. Выждал несколько дней, чтобы не выглядеть пылким юнцом, и написал:
Привет! Не знаю, уехала ли ты в Нью-Йорк, но Beach House выступают в Wiltern. Хочешь сходить? Может, они дадут тебе спеть The Motto со сцены, если мы вежливо попросим.
Доброжелательное, вполне конкретное приглашение плюс милая шутка (Таня пела эту песню Дрейка на вечеринке). Я чувствовал себя уверенно. Не то чтобы я по уши влюбился, но она была симпатичной. Я ждал ответа, представляя наши возможные отношения: на следующей неделе сходим в кино, потом я приготовлю ей ужин - будет повод освоить тот рецепт запеченной курицы. Осенью поедем отдыхать. В моих фантазиях все складывалось отлично.
Минуты шли, рядом с моим сообщением появилась отметка «прочитано». Затем всплыло многоточие, означающее, что человек что-то пишет. А потом точки исчезли. Таня молчала. «Возможно, она сочиняет остроумный ответ», — подумал я. Начала писать, получилось не очень. Я все понимаю. Наверно, тоже не хочет выглядеть чрезмерно заинтересованной.
Прошло 15 минут. Ничего. Моя уверенность сменилась сомнением. Прошел час. Ничего. Два часа. Тишина. К тому моменту я был в панике: может, стоит написать «Ээй» - с двумя «э»? Может, я задал слишком много вопросов? Азиз, что не так с твоим сообщением?!
Я старался успокоиться. Окей, возможно, она занята на работе. Ничего страшного. Прошел день. Мои мысли становились все безумнее. Может, Танин телефон упал в реку, унитаз или вулкан? Может, сама Таня упала в реку, вулкан или унитаз? О нет! Таня трагически погибла, а я эгоистично переживаю из-за свидания. Я ужасный человек.
Я зашел в фейсбук. Она была жива и онлайн. Я думал, не отправить ли сообщение, но внутренний голос надрывался: НЕТ! НЕ ДЕЛАЙ ЭТОГО, АЗИЗ!
Позже эта дура Таня запостила в инстаграм фото своего завтрака. Слишком занята, чтобы ответить мне, но нашла время сфотографировать свой омлет? К тому моменту прошло два дня. Концерт был завтра. Я продолжал раздумывать, стоит ли написать ей еще раз, но знал, что буду выглядеть совсем уж отчаявшимся Ромео.
Потом я понял кое-что интересное. Безумие, в которое я погрузился, было невозможно представить двадцать лет назад. Вот он я, во всей красе: маниакально проверяю телефон и борюсь с волнами паники просто потому, что кто-то не ответил мне на сообщение.
Почему сегодня так много людей испытывает сложности с простой вроде бы задачей — завести роман? За короткий период вся культура поиска пары радикально изменилась. В прошлом веке люди встречали кого-то, кто жил по соседству, их семьи знакомились, и если ни одна из сторон не производила впечатление семейки Аддамс, пара играла свадьбу и рожала ребенка — все это к двадцати двум годам. Посмотрите на цифры: социологи Университета Пенсильвании изучили 5000 свидетельств о браках в Филадельфии за 1932 год. Треть пар до свадьбы жила в радиусе пяти кварталов, каждая шестая пара - в одном квартале, каждая восьмая — в одном доме.
Сегодня наш романтический ареал гораздо шире. Мы путешествуем, меняем места жительства и работы, а соцсети и сайты знакомств дают нам практически неограниченный выбор потенциальных партнеров. Но одновременно изменились и наши цели. В доме престарелых я спросил пожилые пары, почему они поженились: «Он казался хорошим парнем», «Она была милая». У нашего поколения цель куда драматичнее — найти свою настоящую вторую половину.
Действительно ли Таня поступила со мной грубо или подло? Нет, она просто ушла от ответа, чтобы избежать неловкой ситуации. Я и сам так делал много раз, и наверняка вы тоже. Когда выбор так велик, а цель настолько высока, жаль тратить время не на «своего» человека.
Некоторое время спустя я начал встречаться с потрясающей женщиной: красивой, остроумной и к тому же шеф-поваром (тогда она работала в ресторане Momofuku Milk Bar). Мы часто оставались дома — готовили, бездельничали. Нам было хорошо вместе. Отношения развивались — в том числе и на дисплеях наших телефонов.
На первую годовщину знакомства она подарила мне увесистый альбом, в котором собрала нашу эсэмэс-переписку. Это было ужасно трогательно: я читал и погружался в трепетное и восхитительное время начала нашего романа. Вот один из диалогов. (Введу вас в курс дела: 1. Мы познакомились на барбекю и договорились сходить на неделе съесть рамен.
2. Хоки-поки-куки — печенье, которое делают в Milk Bar: я знал, что она его любит.)
14:03
Привет, это Азиз. перезвони мне. Дело касается вкусного рамена.
15: 14
Вкусный рамен-Minca на Пятой авеню. Какой у тебя график?
17:13
Я мог бы поужинать сегодня перед выступлением, если тебе подходит.
17:20
Сегодня не могу. У нас прощальный ужин для одной из коллег в Milk Bar. Могу завтра или в среду. И еще - никогда не видела твоих выступлений. Очень хочу посмотреть. Интересно, насколько ты смешной по шкале от 1 до 10?
10:13 (на следующее утро)
Привет, пойдем в Minca сегодня в 20:15, а потом я выступаю в Comedy Cellar. Ок? Мои способности от 1 до 10? Хм, скажем так, я вроде хоки-поки-куки в стендапе.
11:09
Мило! Хоки-поки - определенно самое смешное печенье в Milk Bar. Увидимся в Minca.
Я не сразу ответил на ее второе сообщение: намеренно тянул время, чтобы не показаться слишком заинтересованным. Более того, я несколько раз переписывал текст и показал его другу, прежде чем отправить. Потом она призналась, что ожидание произвело должный эффект, когда ответ наконец пришел, она была на седьмом небе.
И у реакции моей девушки, и у моего психоза из-за молчания Тани есть научное объяснение. Бихевиористы говорят, что игры в недоступность — мощное оружие в борьбе за личное счастье. Эксперименты над лабораторными животными доказали: когда крыса не знает, получит ли еду, если нажмет на рычаг, то ее заинтересованность в награде значительно повышается. И наоборот, если угощение появляется при каждом нажатии рычага, рвение сходит на нет: зачем суетиться, если корм дадут, как только захочешь?
Мы все не раз чувствовали себя лабораторными крысами, нажимающими на рычаг в ожидании награды. Гаджеты умножили возможности для манипуляций. Пользуясь благами цивилизации, пожалуйста, помните: на том конце провода, возможно, сходят с ума, не переусердствуйте.
ПОУЧЕНИЯ ЭЛЕКТРОНИКА
Стремительно наступившее будущее оставило многих романтических девушек в растерянности. Лишенный сантиментов Глеб Амуров объясняет, как строить отношения с мужчинами в эпоху победившего онлайна.
Со времен берестяных грамот и голубиной почты отношения между мужчинами и женщинами почти не изменились. Просто пополнился список ограничений. Запишите несколько новых табу. НЕ используйте видеовызов, если вы заранее не договорились об этом: в жизни хватает ситуаций, когда фейстайм приводит к фейспалму. Обилие таких ситуаций вызывает у мужчин невроз. НЕ начинайте тут же дружить в фейсбуке с его друзьями. Хотя бы не отправляйте запросы первой. Вторгаться в его жизнь нужно постепенно, а вы пока даже с его консьержкой знакомы лишь шапочно. НЕ заваливайте его сообщениями. Получать по два эсэмэс в минуту мужчина готов, только если идет финал чемпионата мира по хоккею, а телевизор он только что вдребезги разбил ноутбуком - тогда вы можете вести подробную онлайн-трансляцию. Во всех прочих случаях старайтесь выдерживать темп не более четырех сообщений в час. НЕ отправляйте ему интимных фотографий и видеороликов - порноскандал, который легко простят голливудской кинозвезде, рядовой начальнице юридической службы или успешной пиарщице может запросто стоить карьеры. НЕ превращайте свой фейсбук в музей — это у вас фотографии бывших бойфрендов в ваших альбомах вызывают приятные воспоминания, а у новых знакомых - неприятные вопросы.
2015/12/04 04:03 2015/12/04 04:03