Размещено
Filed under Женские темы

Я переступила порог моей московской квартиры, не зная, что меня ждет дальше. Большая часть жизни осталась там, в уже далекой Германии. Дети, бывший муж, друзья — я была вынуждена бросить все и вернуться туда, откуда много лет назад уехала. Для меня создание семьи всегда было на первом месте. Уже в юности интуитивно чувствовала, что домашний очаг, а не карьера, будет моей опорой. Собственно, много лет так и было. Я встретила перспективного молодого человека, которому была нужна образцовая жена. Не только для дома, но и чтобы ее присутствие на приемах укрепляло его положение. А я была к этому более чем готова, и, не скрою, сама получала удовольствие. Мы поженились, родился Максим.
Через год переехали в Германию. Это было хорошее время: мы часто принимали гостей, знакомились с новыми интересными людьми, ходили в театры, на выставки...
Через четыре года родился второй ребенок. Я успевала все. Дом всегда был в порядке, дети накормлены, интересная программа на выходные составлена. Да, к мужу претензии возникали. Конечно, не могу сказать, что мы с ним жили душа в душу. Возможно, ему и хотелось больше тепла, внимания с моей стороны. Но я все свои силы тратила на то, чтобы оставаться образцовой женой и хозяйкой — такой, какую он хотел видеть рядом, кого не стыдно было бы представить партнерам. У нас с ним была такая особая любовь... (Я все же осмелюсь произнести это слово.) Ведь не только на уважении мы с ним продержались двадцать лет. Мы были красивой парой, нам подражали, а многие, знаю, завидовали. И меня устраивала такая жизнь. И совесть не мучала, что я не работаю, не делаю карьеру. Походы по магазинам и салонам отнимают тоже немало сил и времени! К тому же я для него старалась. Ведь если бы я превратилась в неухоженную домохозяйку, он вряд ли бы провел со мной столько лет. Всем было хорошо — так я считала. Он обещал меня обеспечивать, и сдержал слово. Я говорила, что буду ему верна, и он будет мною гордиться. Таким образом, обещания были выполнены, и меня ничего не смущало.
— Аля, вам с Андреем хочется подражать. Вы могли бы рекламировать вещи, и все соседи приобретали бы себе такие же газонокосилки, чайники и теннисные ракетки, — смеялись подружки.
— Надо подумать, а ведь хороший бизнес может получиться, — отвечала я, почти всерьез воспринимая эти слова. Меня очень волновало мнение окружающих... Я ловила взгляд каждой подруги, брошенный на моего супруга. Сравнивала украшения жены его начальника со своими. И расстраивалась, когда мысленно проигрывала.
— Андрей, ты видел какое кольцо у фрау Штайн? Так и переливалось все. Под платье, правда, не очень подходило. Но какое огромное! — восторгалась я после одного из вечеров.
— Не обратил внимания, я разговаривал с ее мужем. Возможно, пойду на повышение, — отвечал Андрей.
— Правда? Как я рада! Тогда ты знаешь, что мне подарить на твое назначение! Как же тебе со мной повезло. Разве добился бы ты всего этого, если бы не надежный домашний тыл? — и я положила голову ему на плечо, уверенная в своей правоте.
— Не знаю, Аля, не знаю. Возможно, и нет. Я тебе благодарен за все, что ты делаешь. За чистоту, за опрятных и воспитанных детей, за прекрасные приемы, которые ты устраиваешь... Но тебе не кажется, что нам чего-то не хватает? Душевности какой-то, что ли... Мы так мало с тобой разговариваем, совсем не обсуждаем важное для нас.
Андрей редко заводил подобные разговоры, и я удивилась.
— Ну как же. Я только что поделилась с тобой тем, что меня волнует! Кольцо фрау Штайн...
— Да я не об этом. Это все тряпки, безделушки! Мы не беседуем, а лишь оцениваем всех и сравниваем с собой. Хотим выиграть, а в итоге проигрываем сами. Мне скучна такая жизнь... — на этом Андрей от меня отвернулся и погасил светильник.
Я не очень понимала, о чем он говорит, и была уверена, что у нас все хорошо. И наши отношения являются для многих образцом. Но после того разговора у меня на душе стало неспокойно.
Ястала еще больше стараться: тщательнее следила за собой, покупала мужу больше подарков, бронировала столики в еще более роскошных ресторанах, чтобы побыть вдвоем. Но Андрей как будто этого не замечал, оставаясь безучастным. Он все чаще стал приходить домой за полночь. Мне это, безусловно, не нравилось, но вида я не показывала, следуя советам из книжек по психологии. Возможно, другая бы еще раньше почуяла неладное, но впереди были дни рождения детей, и я не могла отвлекаться на разборки с супругом.
И вот на празднике ко мне одна задругой подходили подруги, и каждая считала своим долгом мне открыть глаза:
— Аля, мне не хочется тебе этого говорить, но, кажется, у Андрея кто-то есть, — говорила Лина.
— Дорогая, прости, но ты одна, кто не в курсе. Ты только не волнуйся, если что, мы всегда рядом, — вторила ей Света.
— У них давно роман, там все серьезно. Поговори с Андреем напрямую. Эту канитель надо прекращать. Пока ты молодая, сможешь устроить личную жизнь, — делилась мыслями Алика.
А я улыбалась. Стояла, как дура, хлопала глазами, а на самом деле желала лишь расцарапать лицо всем этим «подругам», а заодно Андрею и той, с кем «у него все серьезно». Да знала я об этом, конечно, знала. Надо быть совсем глупой, чтобы ничего не понимать! Но какой тогда смысл в семье и обещаниях? Он взял меня в жены совсем молоденькой девушкой и говорил, что будет оберегать. А теперь мы два отдельных друг от друга человека, как соседи.
И как это — быть одной, я не знала. Сначала жила с родителями, и они меня опекали. Следующие двадцать лет провела с Андреем. О другой жизни у меня не было представления. Хотелось кинуться в ледяную воду, чтобы привести себя в чувство. Мне было так больно, как если бы тысяча ножей вонзилась в тело. Но в то же время я будто бы очнулась и ощутила незнакомые мне доселе эмоции. Откуда-то появились силы. Я сама завела с Андреем сложный для нас обоих разговор. Он даже не стал отпираться и сразу раскрыл все карты. Ее звали Мариной, познакомились на одном корпоративном вечере в ресторане. Она была яркой, свободной, эмоциональной девушкой, которой хотелось вечного праздника. Ей с легкостью удалось влюбить в себя Андрея. А также забеременеть от него. Я слушала его спокойно, держалась, как могла. До последнего не распуская клубок нашей семейной нити, веря, что все еще можно исправить. Потом, не выдержав, словно маленькая девочка, разрыдалась и уткнулась в его колени, вздрагивая от нанесенной обиды. Андрей был поражен. Ведь он первый раз в жизни видел меня несобранной, с размазанной тушью, что-то бормочущей.
— Какая ты сейчас красивая, — не выдержал он.
— Что? — не поняла я его замечания, произнесенного не к месту.
— Я имею в виду, мне нравится, когда ты вот такая... настоящая, не зацикленная на своих идеальных представлениях. Прости меня... Я знаю, что виноват, не сдержал своего слова. Но я живой человек. И мне хочется любви, — Андрей был искренен, но легче мне не стало.
Предстоял сложный выбор. Я не сразу решила, как мне поступить. Оставаться в Германии я не могла. Дети не хотели переезжать в малознакомую им Москву. Мне же было нестерпимо больно наблюдать за счастливым супругом. Чувствовала, как старею, теряю интерес к жизни. Неожиданно помог старший Максим.
— Мам, я все понимаю и тоже не одобряю папино поведение. Не говори ему, но я плачу по ночам от обиды. За тебя, за всех нас... Вижу, как плохо тебе. Послушай, мы с Лешей уже взрослые, а тебе нужно сменить обстановку, начать новую жизнь. Ты же любишь Москву, у тебя там родственники, друзья. Каждый раз ты такая вдохновленная оттуда приезжаешь! Попробуй там немного пожить, пока что-нибудь не придумаешь.
Я не ожидала такого от Максима, ведь по-прежнему считала его ребенком. Его слова меня очень тронули, и я решила к ним прислушаться. Терять мне было нечего, бороться не имело смысла. Я уже не могла вести прежний образ жизни. Хотелось спрятаться, и московская квартира для этого подходила самым лучшим образом. — А ты не хочешь для разнообразия поработать? — спросила студенческая подруга.
— Кира, ты что, смеешься? Я ведь ничего не умею, — только и развела руками я.
— Я бы так не сказала. У тебя прекрасный вкус, ты с таким знанием дела подбираешь наряды, украшения. А как ты нас выручала в институте, забыла? Ты ведь прирожденный модный эксперт, — не сдавалась она.
— И что ты предлагаешь?
— Одна моя подруга открыла салон. Одной из услуг является консультация имиджмейкера. Позвони ей завтра, тем более что я о тебе уже рассказывала, она заинтересовалась.
Я была очень признательна Кире, что она подумала обо мне, решила встряхнуть. Конечно, я боялась, все же эта роль была для меня непривычна. Но с Елизаветой, владелицей салона, мы быстро наши общий язык, обсудили последние модные веяния и договорились об условиях работы. И началось. Никогда не думала, что буду так бежать на работу, с таким рвением знакомиться с новым клиентом, узнавать его, вместе подбирать фасоны, цвета и закреплять результат аплодисментами Елизаветы. Я получала не только деньги, но и огромное удовольствие. Женщины снова стремились быть на меня похожей, но теперь они не завидовали, а слушали мои советы и применяли их на практике. Это было гораздо приятней, чем бездумное подражательство. У меня появилось много новых друзей. Особенно один из клиентов старательно привлекал к себе внимание, часто спрашивая мое мнение уже после консультации и подобранного образа. Это был, как ни странно, мужчина, лет на пять меня старше. Он достиг определенного положения, и ему требовалось соответствующе выглядеть. Я стала его модной «палочкой-выручалочкой», и он звонил мне при каждом удобном случае. Я стала привыкать к общению с ним и уже ждала его звонков.
— Виктор, я даже подумала, что с вами что-то случилось! Вас так долго не было слышно, — спросила я как-то шутливым тоном. — Мне приятно, что вы ждали моего звонка, — ответил он. — Я был во Франции, открывал новый филиал фирмы. Вы знаете, после проведенной нашей совместной работы я стал чувствовать себя увереннее. В Париже схожу за своего. Конечно, я не зациклен на одежде, это дело второстепенное. Но если это придает особый настрой и помогает наладить контакт — почему нет? Хочу еще раз поблагодарить вас за ваш труд, помощь и поддержку.
— Да что вы, это моя работа, — я с удивлением слушала его трогательное признание. Все двадцать лет я подбирала подходящие костюмы Андрею, но никогда не слышала таких приятных слов.
— И что самое важное — вы выполняете ее с любовью. Могу ли я вас, Аля, пригласить в эту пятницу отметить это? — тихо спросил Виктор.
— Что «это»? — не поняла я.
— Что и работа может привести к неожиданной любви. Все нужно делать в полную силу и заниматься своим делом. По крайней мере, стремиться к этому. Тогда и отдача будет. И приятные моменты...
— Это вы красиво сказали. Даже странно, что вы говорите это мне. Человеку, который работает лишь пару месяцев в своей жизни. Да, я согласна встретиться с вами в пятницу.
Это стало новым началом. Я словно перевернула страницу жизни, от которой всегда убегала. Боялась работы, незащищенности, одиночества. А оказалось, что именно страхи дали мне возможность проверить себя на прочность и подарили любовь.
2016/01/29 00:31 2016/01/29 00:31